Актриса  Виктория  Толстоганова

[Биография]   [Кино]   [Театр]  [Пресса]  [Ссылки]  [Общение]  [Фотографии]  [Архив новостей]

Автор: Игорь Потапов
Сайт: Газета (gzt.ru)


Мое желание работать сведет меня с ума

- Скажите, вы прочитали сценарий Побега до того, как согласились на участие
в съемках?


- Я в любом случае не могла не согласиться сниматься у Егора, потому что мы
находимся в дружески-творческих отношениях и съемки у него для меня
закономерность. Он позвонил мне, когда сценарий не был готов вообще. Он и
так доделывался до последнего момента. Но Егор знал, что будет снимать сам
и что главную роль будет играть Женя Миронов. И вот благодаря двум этим
вещам я согласилась. Егор мне пообещал, что у меня роль хоть и небольшая,
но тянется через весь фильм. Когда я прочла сценарий, я поняла, что такой
рассказ довольно сомнительно выглядит. А потом оказалось, что так оно и
есть: в каком-то виде действительно тянется. Просто в сценарии это не было
так очевидно прописано.


- Не было обидно, что вашу героиню убивают в самом начале фильма?


- Мне вообще казалось, что ее должны убить, когда начальные титры
заканчиваются. Но она все-таки немного дольше прожила. Обидно не было: что
же делать, такая вот история, без убийства не было бы фильма. Я, по крайней
мере, была предупреждена заранее.


- Насколько я знаю, вы недавно снялись в фильме Мужской сезон. Бархатная
революция, и там у вас схожая роль: трагическая фигура, которая вдохновляет
месть главного героя...


- Да, такая странная осень у меня получилась. Я снималась почти
одновременно в двух этих картинах, играла и там, и там жену героя. Но в том
фильме у меня немного своя история: там я наркоманка, и там есть какие-то
сцены с актерской точки зрения интересные. Но тем не менее тоже жена, тоже
маленькая вспомогательная роль. Компенсацией было то, что я в этом жанре
раньше практически не снималась, а сейчас оказалась в настоящем боевике, в
экшне. И я по полной программе включилась. Конечно, не как Женя Миронов, с
его походами по болотам ничто не сравнится, но у меня была сцена убийства.


- Тяжело было сниматься в сцене собственного убийства?


- Конечно, тяжело. Я это и по другим актерам знаю, что бывают такие
съемочные дни, когда кажется - пропади оно все пропадом. Никаких травм я
там не получила, убереглась. Но было такое физическое состояние после
двенадцати часов съемок, когда я приползала домой и у меня не
поворачивалась ни одна часть тела (смеется). И психологически очень тяжело
играть жертву, которая почти не сопротивляется - ее там бьют, душат. Мы
вообще сняли гораздо больше, чем вошло в фильм, какие-то крупные планы. Но
проходит неделя после всего этого, и думаешь - как все было интересно и
здорово!


- Вам бы хотелось сняться в подобном фильме, но в главной роли - наравне с
мужчинами бегать, скрываться, драться?


- Я подумывала об этом и согласилась бы с удовольствием. Но сценарий
сценарию рознь, даже в экшне. Погони и преследования - это прекрасно, но
мне бы очень хотелось сняться в фильме, напоминающем - хотя бы отдаленно -
Убить Билла или Большой куш, к примеру. Это все экшны, но с очень
продвинутыми и современными сценариями. Но у нас это невозможно, и связано
это с катастрофическим, волшебным отсутствием сценариев. По какой-то
непонятной причине, то есть причин тысяча, но я все равно этого не
понимаю.


- В последнее время вы все чаще снимаетесь в кино - это не мешает работе в
театре?


- Я вольна выбирать, но пока одно не мешает другому. Вот к лету собираюсь
выпустить Трех сестер в постановке Деклана Доннеллана. Играю я там Наташу,
и мне очень нравится, это удивительная роль. Сказать, что я отдаю
предпочтение театру, тоже трудно. Меня больше волнует кино, мне там
интереснее, я себя лучше чувствую в киноролях. Но это связано с «театром»
вообще, с понятием театральной труппы. А в каких-то разовых постановках я
бы очень хотела выступать. Я хожу в театр, иногда даже завидую - так бы мне
хотелось сыграть в каком-то спектакле. В кино я просто еще не могу
остановиться. Я только недавно до кино дорвалась и все стараюсь
насладиться.


- Это видно и по тому, что в кино у вас очень разнообразные роли - от
Магнитных бурь до Побега. Получается, что в кино вы менее разборчивы в
ролях, чем в театре?


- В кино это зависит от многих факторов: и от каких-то дружеских отношений,
и даже от гонорарных не в последнюю очередь. Я действительно зарабатываю в
кино больше денег, чем в театре. К тому же есть еще и необходимость
продолжать работать в своей профессии. Но могу уверить вас, что в последнее
время я отказалась от такого множества предложений сниматься и в стольких
фильмах не снялась, - тут я тоже очень разборчива. Просто в театре сейчас
гораздо меньше, чем в кино, ставится и делается, да и режиссеров, с
которыми я бы хотела работать, немного - два-три человека. Но я стараюсь не
пропускать интересные спектакли.


- Вы сейчас готовитесь стать мамой. Как это влияет на ваши творческие
планы?


- Очень сильно влияет. Я уже не снимаюсь у Эльдара Рязанова, отказалась еще
от нескольких проектов. А как сложится в будущем - не знаю. Мне очень
нравится история про то, как сейчас к нам в Петербург приехала сниматься у
Александра Буравского Мира Сорвино, приехала с трехмесячной дочкой. Я бы
тоже так хотела - надевать на себя рюкзак с ребеночком, и вперед, на съемки
(смеется). Вот мои творческие планы. Потому что я думаю, к тому времени,
как все разрешится, мое желание работать уже сведет меня с ума.

Всегда на высоте

Виктория Толстоганова родилась в 1972 году, училась в ГИТИСе и ВГИКе,
работает в Театре им К.С. Станиславского. Участвовала в таких спектаклях,
как Маскарад Виктора Шамирова, Хлестаков и Двенадцатая ночь Владимира
Мирзоева, Шопинг & Факинг Ольги Субботиной, Пластилин Кирилла
Серебренникова, Борис Годунов Деклана Доннеллана. В кино снимается с 1997
года, среди ее работ - роли в фильмах Антикиллер Егора Кончаловского,
Дневник камикадзе Дмитрия Месхиева (2002), Гололед Михаила Брашинского, На
безымянной высоте Вячеслава Никифорова, Магнитные бури Вадима Абдрашитова
(2003), сериалах Дети Арбата и Московская сага (2004).

 

 

Используются технологии uCoz