Актриса  Виктория  Толстоганова

[Биография]   [Кино]   [Театр]  [Пресса]  [Ссылки]  [Общение]  [Фотографии]  [Архив новостей]
Служебный роман 
Виктория Толстоганова и Андрей Кузичев: «Первый раз мы целовались в
наволочках» 
  
Владимир ЧИСТЯКОВ 
      Они весьма приметная парочка. Молодые, популярные, с чувством юмора и
неплохими перспективами. Еще Виктория и Андрей — отличные персонажи для
разговоров об актерских семьях. Мол, не бывает счастья в таких союзах, на
уме у них одна работа и амбиции. Но люди говорят, а Вика с Андреем
улыбаются. Они-то себя лучше знают. Наверное. Сегодня молодых кинозвезд
лучше узнают и читатели “МК-Бульвара”.
     
     — Вы вместе уже семь лет. У вас была пышная свадьба?
     Андрей: — Мы вместе десять лет, и пышной свадьбы у нас не было. Мы
просто пришли и тихо расписались. И никаких гостей, с шумными обрядами и
криками: “Горько!”. Просто нам так захотелось.
     — И почему отказались от праздника?
     Вика: — Мы тогда были совсем другими людьми, и этот вопрос лучше было
бы адресовать им, а не нам сегодняшним.
     — Есть такой обычай: кто из молодоженов откусит больший кусок
свадебного пирога, тот и хозяин в доме. Кто у вас хозяин?
     Андрей: — Хотя пирог мы не кусали, глава семьи я.
      Вика: — Согласна. Мне это даже нравится.
     — Если ссоритесь, то по какому поводу чаще всего?
     Андрей: — Если только по поводу всяких человеческих взаимоотношений.
      Вика: — Ты имеешь в виду отношения в сценариях? Это неправда, мы не
ругаемся и не собираемся это делать.
     — Вы явно разные по характеру люди, что вас в итоге объединяет?
     Вика: — Не знаю, никогда не задумывалась об этом.
      Андрей: — Ну, мы любим подолгу спать...
      Вика: — Еще есть, причем и дома, и в ресторанах.
      Андрей: — Да, нам лишь бы пожрать. И готовим оба неплохо.
      Вика: — Андрей обычно все подряд заворачивает в фольгу. Иногда
получается очень вкусно.
     — Известно, что Вика выросла в семье инженера и переводчика, а вот про
Андрея информации гораздо меньше. Кто ваши родители?
     Андрей: — Физики. То есть я легко мог стать научным работником, у меня
математический склад ума, и в ГИТИС я пришел из другого вуза. Я учился в
архитектурном институте, но в 91-м году, с целью подработки, пошел
преподавать в школу рисование и историю искусств. Но попалась не обычная, а
киношкола. В итоге через год преподавания решил сменить профессию и пойти
учиться на актерское отделение.
      Вика: — А я с одиннадцати лет занималась в театральной студии
Александра Николаевича Тюкавкина, во Дворце пионеров. И, несмотря на то,
что после окончания школы я почему-то упрямо не хотела поступать в
театральный, ходила на какие-то курсы в другие институты, все окружающие, в
том числе и мой замечательный педагог, ни секунды не сомневались в моей
будущей профессии. Возможно, это действительно было где-то предопределено,
потому что я на самом деле ничего другого не умела делать. Поэтому и стала
студенткой ГИТИСа, правда, только с третьей попытки.
«Супругам нужно расставаться»
 
     — Как отдыхают сейчас молодые звезды?
     Вика: — В основном путешествуем, встречаемся с друзьями, ходим в кино,
читаем книги. Каких-то специальных хобби нет.
     — Андрей, говорят, вы любите проводить время на Истринском
водохранилище, увлекаетесь яхтами и виндсерфингом. Это правда?
     Андрей: — Увлекался раньше, когда было время. С друзьями из яхт-клуба
ходили на яхте в Черном море.
      Вика: — Очень опасное увлечение. Уходили на месяц и шуровали там, в
открытом море.
     — Вас с собой не брали?
     Вика: — Я бы там путалась под ногами. В этот поход берут только тех,
кто умеет управлять яхтой и справляться с тошнотой.
     — Друзья у вас тоже из профсреды? В одном интервью Вика сказала, что
муж-актер для нее вполне естественен, так как с людьми других профессий вам
сложнее общаться...
     Вика: — Ну, в какой-то мере это действительно так.
      Андрей: — Просто среди актеров проще подобрать. Не надо было далеко
ходить.
     — Любовь у вас была с первого взгляда?
     Андрей: — И с третьего курса.
      Вика: — Мы все варились в одном котле: учились, играли. Помню, мы
играли прекрасный этюд у Штефана Шмитке. Выглядело это так: две головы,
целующиеся, в наволочках...
     — Но после окончания института вы не так уж часто играли вместе, и вот
совсем недавно вам представился такой случай в фильме Ильи Рубинштейна и
Марата Рафикова “Старлей, Победа и весна”. Вы, кстати, опять играете
влюбленных.
     Вика: — Да, это наша вторая совместная работа в кино, но приглашали
нас вовсе не как супругов. Андрей, как главный герой, был утвержден на эту
роль одним из первых. А на роль героини пробовались, по-моему, все актрисы
Москвы, и я в том числе. В итоге меня утвердили. Продюсер был потом очень
доволен, что они нас так удачно свели.
     — И о чем кино?
     Андрей: — О дружбе, верности, любви и войне. И еще о Москве. Москва —
один из главных героев фильма. У нас она как в старом кино — полупустая,
праздничная. Милиционеры в белых рубашках, бандиты-романтики...
     — Наверное, тяжело быть вместе не только дома, но и на съемочной
площадке. Отдохнуть друг от друга не хотите?
     Вика: — Андрей считает, что нужно расставаться, и я тоже так думаю.
Это идет лишь на пользу отношениям.
     — Что для вас значит идеальная актерская карьера?
     Андрей: — Когда играешь только то, что хочешь, к чему лежит душа. В
моей жизни пока еще так не происходит, хотя я могу себе позволить
отказаться от тех или иных несимпатичных проектов.
     — Несмотря на то, что ваша известность пока скромнее, чем у жены?
     Андрей: — Даже несмотря на это. Я не хочу, чтобы меня узнавали на
улицах, хотя это не значит, что я не тщеславен.
     — Вам знакома актерская зависть?
     Андрей: — Среди моих знакомых есть люди, которые очень талантливы, и
я, быть может, хотел бы иметь такие способности, как у них. Но называть
никого не буду. Вдруг прочитают, и наши отношения изменятся.
     — Вика, а вы, наоборот, кажетесь очень уверенным человеком —
интересно, какие вещи вас могут поставить в тупик?
     Вика: — Мой характер. Подчас мне в нем крайне неуютно. Я бываю
вспыльчивой, мне это в себе не нравится. Нет ничего в жизни ужаснее
грубости и агрессии. Я могу обидеть, но позже раскаиваюсь и сама же первая
иду на примирение. Вот такая идиотка!
 
«Мечтаем о домике на побережье»
 
     — Вика, чем занимаются ваши младшие сестры?
     Вика: — Валерии 22 года, Наташе 18 лет и Рите 15 лет. Они прекрасные,
самые лучшие сестры на свете! Младшая — еще, разумеется, школьница, но уже
мечтает поступать на биологический факультет, средняя учится в Московском
институте инженеров транспорта, а старшая работает в мебельном салоне.
     — И ваш родительский дом все так же плотно заселен зверьем? Четыре
кошки, собака, хомяки?
     Вика: — Да, все еще живы, слава Богу! Правда, я что-то давно про
хомяков ничего не слышала...
     — А в вашей новой семье есть животные?
     Вика: — Пока нет, но точно будут. Хотим взять лабрадора, девочку.
     — Потомства не планируете? Представьте себя бабушкой и дедушкой —
какая картина рисуется в воображении?
     Андрей: — Желательно бы, чтобы в этом возрасте не тряслись руки и
голова. И чтобы мы жили отдельно от детей.
     — Вы производите впечатление людей, которые очень спокойно относятся к
материальным ценностям...
     Андрей: — Да вы что?! Мы очень к ним неравнодушны.
     — А вот Виктория как-то призналась, что откажется от самого высокого
гонорара за хорошую роль.
     Андрей: — Разве было такое? Это очень плохо.
     — Возможно, у Вики это наследственное, ведь мама же ее отказалась от
новой просторной квартиры в пользу старой, любимой, двухкомнатной...
     Вика: — А я и об этом рассказывала?! Вот настоящее трепло!
     — Да, и теперь ясно, кто у вас в семье главный растратчик.
     Андрей: — Мы друг другу позволяем.
      Вика: — Для меня, естественно, шмотки, а для Андрея — диски
музыкальные.
     — Можете назвать сумму, которой вам было бы достаточно для счастья?
     Андрей: — Ну, это очень большая сумма, ведь должно быть все, включая
домик где-нибудь на побережье.
      Вика: — Давай лучше в Подмосковье! Хотя, когда мы возвращаемся из
наших поездок, с Валдая или из Средиземноморья, я ловлю себя на мысли, что
хотела бы жить среди той красоты, где мы находились. В любом случае, думаю,
недвижимость, допустим, на Кубе гораздо дешевле обойдется, чем в Жуковке.
     — Кстати, о Кубе: я наслышана о вашем увлечении латиноамериканской
культурой. Откуда оно пошло?
     Вика: — Обожаю все, что связано с Латинской Америкой, этой загадочной
и не до конца понятной мне культурой. Я ее знаю по фильмам, по книгам, по
поездкам, я летала на гастроли в Колумбию и Венесуэлу... Меня притягивает
этот яркий, животный темперамент, поступки людей, не всегда объяснимые, с
моей точки зрения, но они живут по-настоящему. И там царит тот радостный
дух свободы, который у русских отсутствует. Русская удаль имеет всегда
какой-то мрачновато-отчаянный привкус...
     — Вика, хочу задать женский вопрос. Почему вы не любите краситься?
     Вика: — Во-первых, лень, а во-вторых, я люблю свое лицо без косметики.
А в кадре, безусловно, мне делают нужный образ с помощью грима: это
необходимо, это работа. Только я предпочитаю талантливых визажистов,
которые что-то смыслят в своей профессии. Но, между прочим, сейчас в
европейском и американском кино появилась тенденция отхода от косметики,
режиссеры стремятся к естественному типажу. И я считаю, это правильно.
     — Фитнес-клубов тоже избегаете?
     Вика: — Почему? Очень люблю, хожу и в зал, и в бассейн. А Андрей
предпочитает футбол.
     — Кто в доме хозяин, уже понятно, а кто по хозяйству?
     Андрей: — Я мою пол, раковину и унитаз. Зато никогда не мою плиту.
     — Ничего себе! А помнится, Вика говорила, что мужчина не должен
выполнять женскую работу по дому.
     Вика: — Не должен. А вот вы его спросите, зачем он это делает. Я
просто за ним не успеваю — прихожу, а унитаз уже чистый.
     
 
МК-Бульвар
от 04.04.2005
 ЕЛЕНА ГРИБКОВА 

 

 

 

 

Используются технологии uCoz